Я очень боялся, когда на землю опускался туман. В такие дни он вставал сам не свой и пустыми глазами смотрел по сторонам. Он никогда и никому не рассказывал, почему так происходило... Но эти молочные, густые куски тумана, казалось, отравляли его изнутри. Обычно в эти дни он выходил на улицу и шел по тротуару, разрывая ногами эту белую пену, дробя её на клочья, потом опускался на колени и беззвучно плакал. Слезы катились по его лицу, но с этими слезами из его души не уходили те воспоминания, которые возвращал к жизни туман.